Человеческие черепа и каски 19 века...

Харьковские подземные хода построены еще в далеком 19 веке. Они имеют долгую историю. В связи с этим среди исследователей и краеведов бытует много легенд. Одна из них связана с Сабуровой дачей (15-я больница или "пятнашка").

В 1905 году в Харьков прибыл революционер Федор Сергеев (более известен как Артем). Он намеревался организовать восстание, поэтому его разыскивала полиция. В поисках бунтовщика полицейские обыскали весь город, но так его и не нашли. В это время Артем скрывался на Сабуровой даче и устроил на территории "психушки" штаб квартиру революционеров. В подземелье больницы находился из тайник с оружием и агитационной литературой. Подземелье имело 4 входа и 150 метров ответвлений. Все же полиции удалось выяснить, что Артем укрывается на Сабуровой даче, но обыск ничего не дал. Во время налета революционер укрылся в подземелье. Существует теория, что он по подземному ходу ушел за территорию усадьбы.

"Подземный ход под "пятнашкой" действительно существует, правда, подтверждения тому, что через него совершил побег легендарный Артем мы не нашли, ход частично разрушен, как и все в Харькове, и за пределы комплекса не выходит. А вот оружие и агитационную литературу большевики там вполне могли прятать", - рассказывает член правления Харьковского областного благотворительного фонда содействия историко-культурным исследованиям "Дети подземелья" Алексей Лях.

Основная масса откопанного - это битая посуда, пустые бутылки, и ржавые металлические инструменты: лопаты, кирки и прочий хлам. Но бывают и исключения. Например, в одном из тоннелей на Сабуровой даче во время раскопок "Дети подземелья" обнаружили человеческие черепа. Исследователи предполагают, что их в 20 веке использовали для изучения студенты.

Существует теория, что подвальные помещения Свято-Покровского монастыря, которые сейчас используются для хозяйственных нужд, когда-то были усыпальницей высокопоставленных священнослужителей и именитых харьковчан. Но в настоящее время нет никаких доказательств того, что данное помещение 120 лет назад использовалось в качестве культового сооружения и стало местом захоронения ряда знатных горожан.

"В 1854 году подвал под храмом был расширен и превращен в "подземный храм, имеющий быть местом покоя и поминовения усопших архипастырей Харьковской епархии", - рассказывает член правления фонда "Дети подземелья" Игорь Денисенко.

По его словам, в "Историко-статистическом описании Харьковской епархии" (1852 год) Филарет пишет о том, что под сводами нижней церкви хоронили многих знатных харьковчан Слобожанщины. Например, там находится фамильный склеп Квиток. Эта подземная церковь- усыпальница пережила пожар в 1875 году, а в конце 19 века была перенесена в нижнюю церковь Свято-Озерянского храма.

Подземелье, в которое удалось попасть журналистам, находится в самом сердце города — в районе станции метро "Исторический музей". Сейчас оно одно из немногих, куда пускают посетителей. Но спуститься туда можно только в сопровождении опытных исследователей. Обывателей и любителей "экстрима" просто так туда не пускают.

Спускаться в тоннель приходиться крутыми ступеньками, которые ведут в большое пыльное помещение. Там необходимо оставить свои сумки и верхнюю одежду, поскольку в подземелье узкие коридоры и лишние вещи будут только мешать. Тем более, в тоннеле тепло, поэтому куртка в любом случае не пригодится.

Далее следует спуск в само подземелье. В лабиринте темно — без фонаря никак не обойтись. Желательно даже, чтобы он был не один. Так будет легче преодолевать "неудобные" части подземелья: те, где высота потолка достигает не более метра и приходится карабкаться либо на четвереньках, либо на присядках.

Есть в подземелье и части, где высота тоннеля достигает двух метров. Там можно распрямиться и немного отдохнуть. Далее следуют не до конца прорытые хода. Пока в них пролезть можно только лежа.

Стены лабиринта покрыты кирпичами и песком, пол — сухая земля. Кстати, дышится в подземелье трудновато, поскольку там сухой воздух и необычный запах. Но это все равно не убавляет необычных ощущений. Особенно для тех, кто попал туда в первый раз.